Оренбургская область > История > Вклад Оренбуржья в Победу > Оренбуржье в годы великих испытаний 

Оренбуржье в годы великих испытаний

Тяжелым испытанием для всего советского народа была Великая Отечественная война 1941-1945 гг., которая никогда не сотрется в нашей памяти и человечество не забудет беспримерного подвига рядового солдата и трудящихся тыла. Оренбуржцы, как и весь советский народ, поднялись на защиту родной страны. Вместе с мужчинами на фронт шли женщины и девушки. На места ушедших становились младшие братья, жены, сестры. К работе возвращались пенсионеры. Перед государством встала необходимость перевести народное хозяйство на военные рельсы, увеличить выпуск военной продукции, чтобы обеспечить фронт всем необходимым.

В связи с временной оккупацией ряда экономически важных районов европейской части СССР, сосредоточением эвакуированных крупных предприятий стал Урал, в том числе Чкаловская область (ныне – Оренбургская область).

В нашу область прибыло около 90 предприятий из разных районов страны. Оборудование заводов необходимо было разместить и обустроить. На что раньше уходили годы, теперь делалось в рекордно короткие сроки. Нередко было так, что над головой еще не было крыши, а станки уже давали продукцию. Фронт не ждал.

Уже в августе – сентябре 1941 г. в область прибыли заводы «Фрезер», «Автозапчасть», «Профинтерн», Витебский станкостроительный завод им.Кирова, Гомельская трикотажная фабрика им.8 Марта и другие.

В Оренбургском облгосархиве сохранились фонды некоторых из них. Так, например, завод «Автозапчасть» (ныне-«Радиатор») создан на базе заводов, эвакуированных из г.Одессы и г.Жданова.

Основными документами, характеризующими деятельность завода «Автозапчасть» за период войны, являются приказы о производственной деятельности завода и частично годовые отчеты.

В годовом отчете завода «Автозапчасть» за 1944 год директор предприятия пишет: «Не мало трудностей и лишений пришлось пережить нашим рабочим в связи с эвакуацией.

Перебазировавшись в 1941 г. на новое место завод начал отстраиваться в недостроенных корпусах, но строительные работы до конца 1944 г. не были завершены».1

«Но все трудности были преодолены, - говорится в приказе директора завода «Автозапчасть» за 1944 год, - и наш завод производит тракторные части и боеприпасы во все возрастающем количестве. За время войны производство тракторных частей возросло в 3 – 4 раза. Завод к концу 1944 года выполнил десятимесячную программу за 1 месяц и 5 дней раньше срока и дал сверхплановой продукции на 6.588 тыс.руб.».

Большое внимание уделялось работе с кадрами. В приказе директора о производственной деятельности завода за 1944 год говорится о том, «что надо перестроить всю работу на военный лад, работать за двоих и за троих, чтобы дать фронту больше вооружения и продовольствия. С первых дней войны на нашем заводе появились стахановцы военного времени, двухсотники и «трехсотники».

Рационализаторская мысль рабочих и ИТР открывала все новые и новые источники повышения производительности труда и снижения себестоимости и изыскивала неиспользованные еще резервы.

Включившись во Всесоюзное социалистическое соревнование коллектив завода, используя новые формы стахановского движения: фронтовые бригады, комсомольско-молодежные бригады, многостаночничество, движение за овладение смежными профессиями и за совмещение профессий, добился замечательных образцов высокопроизводительного труда». 2

На всю область гремело имя Клавдии Колыхаловой. Она пришла работать на «Автозапчасть» в декабре 1942 года, возглавила комсомольско-молодежную бригаду сборщиц специзделий. По почину москвички Екатерины Барышниковой четверо человек из бригады осваивали задание на 250%. В социалистическом соревновании комсомольско-молодежных коллективов, бригада Клавдии Колыхаловой неоднократно занимала первые места по заводу, городу и области. 3

Особый интерес вызывают документы о продукции завода «Автозапчасть». В приказе директора о производственной деятельности завода за 1943 год записано: «Октябрьский план завершен заводом и выполнен по валовой продукции на 133%, по товарной продукции на 126,4%. В особый фонд главного командования Красной Армиии заводом сдано продукции в сумме свыше 1 миллиона рублей, в том числе 2 вагона боеприпасов». 4

Увеличение выпуска товарной продукции в 1944 году, по сравнению с первым военным годом и довоенным периодом, характеризуется следующими данными:

    1941 г. 1944 г.
1. всей товарной продукции 2087 т.р. 4854 т.р.
2. боеприпасов 663 т.р. 3064 т.р.
3. тракторных запчастей 1127 т.р. 1669 т.р.

Следовательно, выпуск боеприпасов был увеличен почти в 5 раз. 5

Совсем недавно были рассекречены документы военного времени завода «Автозапчасть» в количестве 23 единиц хранения.

Среди сохранившихся документов особенно любопытны приказы Народного Комиссариата Среднего Машиностроения (НКСМ) и Переписка по производственным вопросам с Чкаловским райкомом и горкомом ВКП(б).

В приказе по «Глававтотрактородеталь» НКСМ от 27 января 1944 года отмечено: «Производство боеприпасов в 1 квартале 1944 года является важнейшей военной задачей всех наркоматов и организаций без исключения и не допускает никаких попыток разрешения военнохозяйственных задач за счет снятия или сокращения производства элементов боеприпасов.

Директору завода «Автозапчасть» тов.Саблину до 15 февраля 1944 года отгрузить с Томского завода Главшарикоподшипника НКСМ все годные для использования детали, материалы, пластмассу, инструмент и приспособления по взрывателю МП-82, снятого с производства на Томском заводе и к 1 марта выслать в Главк ведомости материалов и деталей, пригодных для использования». 6

В приказе «Глававтотрактородеталь» НКСМ СССР от 2 февраля 1945 года имеется план производства и поставки боеприпасов заводами на 1-ый квартал 1945 год откуда видно, что завод «Автозапчасть» выпускал взрыватель МП-82, в количестве 1000 шт., продукция поставлялась на завод № 309 НКБ (завод и Наркомат). 7

В ранее засекреченном приказе от 20 апреля 1943 года имеются следующие сведения: «Продолжить на П квартал 1943 года выдачу дополнительных обедов с хлебом для рабочих и ИТР горячих цехов и вредных производств, а также стахановцев, изготовляющих корпуса, взрыватели, гильзы, мины 82 мм, снаряды 76 мм, 122 мм, 152 мм и элементы для указанных боеприпасов». 8

Среди эвакуированных предприятий и Чкаловский шелкокомбинат, созданный на базе оборудования Московского комбината «Красная роза».

В архивном фонде этого предприятия в годовом отчете директора комбината по основной деятельности за 1943 год записано: «Фабрики Чкаловского Шелкокомбината после эвакуации начала вступать в эксплуатацию со второй половины 1942 года, поэтому 1943 год был для фабрик по существу пусковым периодом». 9

Далее, в объяснительной записке главного бухгалтера к годовому отчету за 1944 год имеются сведения о структуре и деятельности комбината: «1944 год является третьим годом существования и деятельности Чкаловского Шелкокомбината, организованного на базе эвакуированного оборудования, в условиях Великой Отечественной войны. В отличие от фабрик центрального района Чкаловский Шелкокомбинат еще не является вполне организованным предприятием.

Территориальная разобщенность фабрик, входящих в состав Шелкокомбината, недостаточная укомплектованность их рабочей силой и административно-техническим персоналом, незаконченное строительство по приспособлению зданий под производство, неполное освоение установленного оборудования, недостаточно организованное хозяйство и т.д. характеризует состояние фабрик Шелкокомбината на начало 1944 года.

В структуре управления и в составе фабрик Шелкокомбината в 1944 году произошли некоторые изменения. В первом полугодии в состав Чкаловского Шелкокомбината входили: Шелкокрутильная фабрика, состоящая из двух отдельных объектов, Шелкоткацкая фабрика № 1 (гостиный двор) и Шелкоткацкая фабрика № 2 (на территории зеленого базара). Указанные фабрики, руководимые директорами, находились в подчинении управления Шелкокомбината, возглавляемого директором комбината».

Далее сказано: «Реорганизация произошла 29 июня 1944 года, в результате которой директор Шелкоткацкой фабрики № 1 одновременно является и директором Шелкокомбината. Это мероприятие привело к сокращению административно-управленческого аппарата и позволило в достаточной мере укомплектовать и усилить такие участки, как бухгалтерия, отдел снабжения и хозяйственный отдел комбината, а кроме того приблизить руководство Шелкокомбината непосредственно к производству. Организованная на базе эвакуированного оборудования бывшей Карповской фабрики из Павлово-Пасада, Шелкоткацкая фабрика № 2 в г.Чкалове работала в чрезвычайно тяжелых условиях. Разобщенность корпусов фабрики, неприспособленность их к производству и неудовлетворительное их состояние создавали большие трудности в работе, особенно в условиях зимнего периода.

В связи с этим Чкаловская Шелкоткацкая фабрика № 2 как самостоятельная хозяйственная организация во втором полугодии 1944 года была ликвидирована. В результате проведения указанных мероприятий, Чкаловский Шелкокомбинат на конец 1944 года являет собой предприятие в составе Шелкокрутильной фабрики мощностью в 12 тыс. крутильных веретен и ткацкой фабрики в 500 ткацких станков.» 10

В приказе Министерства текстильной промышленности от 17 января 1946 года записано: «Еще недавно Киржачский комбинат имел крутильную фабрику (17290 веретен), два ткацких цеха (500 станков) и красильно-отделочную фабрику, имеющий 1850 рабочих и служащих».11

В годовом отчете за 1944 год записано: «В ассортименте выпускаемой комбинатом продукции по сравнению с выпуском 1943 года произошли резкие изменения в сторону сокращения удельного веса чистошелковых тканей и увеличения выпуска полушелковых главным образом, тканей из смешанного крепа, креп меланжа и креп-жоржет. Это изменение ассортимента было связано с перезаправкой всего ткацкого оборудования и освоением новых видов тканей». 12

В приказе Народного Комиссариата текстильной промышленности СССР за 1943 г. зафиксирован призыв: «Развернуть массовую подготовку рабочих по освоению второй профессии». 13

А также говорится: «Овладение вторыми профессиями дает возможность при недостатке рабочих на одном участке, переводить на другой участок работы без потери выработки и выполнения, перевыполнения норм выработки». 14

Эвакуация населения в Чкаловскую область

Оренбуржье стало в годы войны домом для многих тысяч советских людей из временно оккупированных врагом и прифронтовых районов. В г.Оренбурге в апреле 1942 года каждый третий житель был новоприбывшим. Увеличилось население и других городов.

Большую помощь оказывали партийные и советские организации, все трудящиеся области эвакуированным семьям фронтовиков, осиротевшим детям, раненым и инвалидам Отечественной войны. Огромную работу провели оренбуржцы по приему и расселению почти 300 тысяч человек, эвакуированных, главным образом, из Белорусской, Литовской и Латвийской республик и областей западной Украины, по обеспечению их питанием, жилищем и оказанию им материальной помощи.

Но в начале войны возникали определенные трудности, которые были описаны в документе ранее не публиковавшемся. Предлагаю перелистать его вместе со мной.

В архивном фонде Чкаловского облисполкома в докладной записке инспектора облотдела по хозяйственному устройству эвакуированного населения Варакина начальнику управления по эвакуации населения Памфилову К.Д. от 10 января 1942 года имеются статистические данные учета эвакуированного населения: «По состоянию на 20 декабря 1941 года числится в городах и районах области эвакуированного населения 186957 человек.

Именных списков на эвакуированное население поступило из районов области на 116500 человек, что явно не соответствует количеству фактически прибывшего и проживающего населения в районах и городах области, которого не менее 300 тыс.человек. В число эвакуированных входит 123 детских учреждения с количеством детей 9935 человек».

Далее, инспектор облотдела рассказывает о приеме и размещении эвакуированных: «Прибывающие эшелоны для размещения в Чкаловской области получали дальнейшее назначение в тот или иной район области, продвигаясь на соответствующую станцию, откуда на машинах или колхозных лошадях доставлялись к месту жительства где и расквартировывались.

Как недостаток следует отметить, что сначала эвакуации первые прибывающие эшелоны не направлялись в глубокие районы области, что создало перенасыщенность и излишнюю уплотненность населения при железнодорожных районах.

Это затрудняло создание удовлетворительных жилищно-бытовых условий эвакуированных, а также их медицинское обслуживание и трудоустройство.

Имеют место случаи, когда из-за несвоевременного извещения станции и районных организаций в адрес, которых подходят эшелоны с людьми, люди просиживают на станциях по нескольку дней, находясь в тяжелых условиях, т.к. на некоторых станциях нет даже кипятка, холод и грязь в залах ожиданий при вокзалах, все это угнетающе действует на настроение прибывающих людей». 15

В докладной записке хорошо прослеживается состояние эвакопунктов. Вот как об этом пишет автор документа: «Существует много недостатков в работе эвакопунктов. Главная трудность – это стесненность помещения самих пунктов, что не позволяет держать их в чистоте, постоянная загрузка этих помещений людьми не позволяет делать своевременно дезинфекции, надлежащей санитарной обработки.

Помещение вокзалов, эвакопунктов значительно загружаются различными группами, странствующих эвакуированных граждан в поисках своих семей, а также семьями самовольно передвигающимися из одного пункта предоставленного местожительства в другое.

Не исключена возможность, что в этих группах самовольно разъезжающих лиц имеются дезертиры и даже шпионы и диверсанты, о чем говорят факты, когда на самом вокзале в Чкалове задержан шпион, распространявший листовки.

… Массовая работа с эвакуированными поставлена явно неудовлетворительно, агитаторов на эвакопунктах почти не бывает. На железнодорожных станциях по-прежнему остается скверным дело обеспечения проезжающих людских эшелонов кипятком, горячей пищей, совершенно не выдерживается установленная правительством скорость движения людских эшелонов, непомерная грязь в помещениях эвакопунктов и теснота». 16

Как же были размещены и трудоустроены эвакуированные? Вот как на этот вопрос отвечает Варакин: «Большая часть эвакуированного населения в Чкаловской области (135 тыс.человек) размещена в крестьянских колхозных домах и проживает совместно с семьями колхозников и лишь некоторые семьи поселены в отдельные дома (ранее пустовавшие).

Местное население в основной своей массе оказало прибывшим радушный прием. Есть много примеров, когда хозяева квартиры уступают поселившимся к ним свои кровати, топчаны, не требуют платы за квартиру, не требуют топлива и зачастую питаются за одним столом». 17

Но были и примеры нерадушного, враждебного отношения со стороны местного населения к прибывшим эвакуированным.

Руководящие органы власти всеми силами пытались искоренить недостатки в работе с эвакуированным населением, проводили большую работу по жалобам трудящихся: « В середине декабря 1942 года колхозница Абдулина в 1 час ночи выгнала из своего дома на улицу эвакуированную гражданку Гросс А.Н. с 14-летней дочерью, выбросив их вещи. Несмотря на вмешательство уполномоченного НКВД, который предложил вселить их обратно, через 2 дня Абдулина снова повторила это, выгнав на улицу гр.Гросс А.Н. с дочерью в два часа ночи. Абдулина до сих пор не наказана.

Бывают случаи, когда трупы умерших из эвакуированных никто не берется хоронить под предлогом того, что нет денег, труп возят из учреждения в учреждение, долго не зарывают в землю.

В Ак-Булакском районе почти все трудоустроенные эвакуированные работают в колхозах. Не работают только совершенно не имеющие теплой одежды и обуви, больные, женщины обремененные детьми и престарелые.

В Саракташском районе в колхозе им.Молотова Еланского с/совета эвакуированные Гаткин, Сегал считаются в колхозе лучшими работниками, их премировали бараном. Эвакуированные Москалик, Ройцаун, пионер Москалик Абрам – премированы каждый по гусю». 18

Дана оценка медицинскому обслуживанию населения: «Медицинская помощь эвакуированным оказывается недостаточной, по словам тов.Дубровского секретаря ОК ВКП(б) она удовлетворяет запросам области лишь на 40 – 50%.

В области имеются факты заболевания населения различными эпидемическими, заразными болезнями такими как: брюшной и сыпной тиф, дифтерит, скарлатина и другие болезни легочного характера, связанные с простудными явлениями.

Неудовлетворительно медицинское обслуживание детей эвакуированных детских учреждений и особенно детей живущих с семьями, в силу чего повышается детская смертность. Так например, в Халиловском районе (ныне Гайском – Е.А.) имеется эвакуированный из Витебской области детский Костно-туберкулезный санаторий, который к моменту приезда имел 230 чел. детей, умерло 30 чел.

В результате плохого, однообразного питания в Домбаровском детском доме несколько детей заболело цингой». 19

«С бытовым обслуживанием эвакуированных, дела обстоят следующим образом, - пишет в докладной записке от 19 февраля 1942 г. инспектор Брандобовский С.С. уполномоченному Управления эвакосовета по Чкаловской области Шарапову И.Я., - безлесье области создает большие трудности в деле приобретения мебели, столов, поделки топчанов-кроватей, в результате многие семьи вынуждены спать на полу, пользоваться минимумом мебели.

Также трудным вопросом является для эвакуированного населения вопрос приобретения различного рода посуды, кастрюль, мисок, умывальников, горшков, ложек и мыла.

Бытовое положение эвакуированных по Красно-Партизанскому району (ныне Асекеевскому), крайне неблагополучно.

Дают себя чувствовать напряженное положение с топливом, скудность продовольственного снабжения и недостаток в теплой одежде.

Квартира эвакуированного из города Гомеля Евнина Г.В. – заморожена, на стенах, в углах, у дверей толстый слой льда и морозного инея, обитатели напялили на себя всю имеющуюся у них скудную одежду, чтобы защитить себя от холода. Прикасаешься к печке – она холодная, вчера кончилась последняя охапка хвороста.

Член ВКП(б) Парфенова А.А. намерено не помогает топливом эвакуированным, всячески выворачивается, заставляя мерзнуть, относится вообще пренебрежительно к нуждам эвакуированных и нередко можно от нее услышать: «Гоните их в шею – этих эвакуированных».

Вот как инспектор Брандобовский С.С. пишет об общественном питании, на примере этого же района: «В райцентре имеется столовая. Но вот с 19 января 1942 года на протяжении целой недели была закрыта из-за отсутствия дров. Дровами снабжается только кухня, столовая же совершенно не отапливается и представляет собой холодный, замороженный сарай. Необходимо сидеть в тулупе, валенках, держать ложку в рукавицах из овчины, но эвакуированные такой одежды не имеют, а официантки не спешат с подачей обеда.

От горячих щей, с намеком на мясо, стоит густой пар, из-за которого не видишь соседа по столу. Потолок начинает оттаивать и капли падают в тарелку. Хлеба к обеду не дают. На дом, для детей, обедов не отпускают.

Нельзя сказать, что в районе вообще катастрофическое положение с продуктами. На складе при столовой стоят бочки с маслом, пудами лежит мясо. Спрашиваю заведующего: «Почему Вы не даете мяса в столовую?». – Это мясо не наше, - отвечает он.

Позже в разговоре с секретарем РК ВКП(б) тов.Борисовым выясняется, что это зарезана корова для руководящих работников района и мясо выдается только по запискам. Позорно только, что осколки костей и мороженного мяса летящего из-под топора, сметается затем с пола со всем сором и грязью, и выдается в столовую для «навара» в борщ.

Записочный фонд широко распространен в районе. По запискам выдают мясо, масло, картофель, мыло, махорку, спички. Водка и та отпускается по запискам.

Такой метод порождает подхалимство, заискивание, угодничество и опасения обострения отношений в случае, если вздумаешь во весь голос заявить, что сначала надо подумать о нуждах эвакуированных, а потом уже об узком круге людей в районе». 20

В облгосархиве сохранились списки эвакуированных граждан в Чкаловскую область в годы войны. На сегодняшний день архив исполняет запросы, поступающие от российских и иностранных граждан, с просьбой подтвердить факт нахождения их в эвакуации. Многие с благодарностью вспоминают тех, кто дал им приют в военное лихолетье.

Документы Архивного фонда об эвакуации детских учреждений

Перестройка работы школ, детских учреждений Оренбуржья в соответствии с нуждами военного времени проходила в очень сложных условиях. Наша область в годы войны приняла большое количество эвакуированных детей, которые в большинстве своем, были сиротами.

В фондах облгосархива сохранились также документы эвакуированных детских учреждений: «Детдом в колхозе «Совет Нивы», Ново-Покровского района (ныне Гайского – Е.А.) прибыл из Миргорода 23 октября 1942 года. Не имеет теплой одежды и обуви, шапок, варежек и чулок. Белье используется то, что захвачено с места эвакуации. Получили муку по 600 гр. на день, керосин и топливо в недостаточном количестве. Не получали: чай, сахар, крупу, капусту, картофель. Были перебои с мукой. На вид дети бледны, невеселы, много и сильно болели. Спят на полу.

В недостаточном количестве имеется кухонная и столовая посуда. Помещаются в 3-х домах. Имеется переуплотненность. Дома к условиям детдома не соответствуют во многом, требуют ремонта. Отсутствуют уборные, нет изолятора, сан-пропускника и бани.

Детсад № 74, эвакуированный из г.Минска расположен в с.Троицком (ныне Тюльганский район – Е.А.), в тесном доме, без вентиляции. Всю зиму детей не выводили на улицу из-за отсутствия одежды и обуви. Снабжается детсад плохо». 21

В суровых условиях военного времени было сложно разместить и обеспечить всем необходимым такое количество человек. Но, тем не менее, работа по улучшению их положения велась постоянно.

В решении Исполнительного комитета Чкаловского областного Совета депутатов трудящихся от 15 сентября 1941 года «О размещении и бытовом обслуживании детей эвакуированных в Чкаловскую область» говорилось следующее: «Исполком Облсовета отмечает, что в ряде районов области для эвакуированных детей не созданы нормальные бытовые условия и не обеспечено надлежащее медицинское обслуживание (Покровский, Ново-Сергиевский, Сакмарский, Андреевский и Екатериновский районы).

Исполнительный комитет решает:

1) Обязать Облоно тов.Меренкова, Облздрав т.Шлюндина и председателей исполкомов районных и городских Советов депутатов трудящихся до 1 октября 1941 года закрепить за эвакуированными детучреждениями постоянные помещения и привести их в полную готовность для жизни в зимних условиях (отремонтировать и оборудовать хозяйственным инвентарем и мебелью).

Организовать к 1 октября 1941 года бани в сельских местностях для обслуживания детских учреждений. В срок до 1 октября 1941 года заготовить и подвезти к детучреждениям не менее 50% годовой потребности и к 1 ноября 1941 г. завезти полностью топливо на весь зимний сезон ...

4) Возложить на Облоно и районные отделы народного образования полную ответственность за обучение и воспитание эвакуированных детей: размещение их по школам, обеспечение учебниками и учебно-наглядными пособиями, наблюдение и помощь в подготовке домашних заданий, выполнение режима дня и т.д.

5) Предложить Облоно тов.Меренкову и Облздравотделу т.Шлюндину до 1 октября 1941 г. укомплектовать эвакуированные детучреждения проверенными и квалифицированными кадрами.

6) Обязать Облоно и Облздравотдел потребовать от заведующих эвакуированными детучреждениями проводить систематическую санитарную обработку детей (баня, стирка белья, стрижка волос и проч.).

7) Обязать Облоно и районные отделы народного образования организовать при каждом эвакуированном детучреждении школьного и домашнего типа актив женщин-общественниц с тем, чтобы обеспечить материнскую заботу и уход за детьми временно оторванными от родителей».22

Эвакуированные дети прибывали в течение 1942 – 1943 гг.

В справке «О состоянии детучреждений на 6/1-42 г.» сообщалось:

«1) Всего в область по эвакуации прибыло: детучреждений – 87, в них детей – 8575 человек. В том числе:

детдомов – 53, детей – 5516,

детсадов 24, детей – 1802,

интернатов – 7, детей – 449,

спецшкол – 3, детей – 808.

Из них на бюджете Облоно – 61. Стационарных детдомов – 24, детей – 3427. Всего детучреждений – 111, детей – 12002". 23

Из сведений, приводимых в докладе Чкаловского областного отдела народного образования «О состоянии народного образования по Чкаловской области в годы Великой Отечественной войны» от 19/ХП-44 года, можно понять насколько сложной была обстановка с размещением и обеспечением детдомов в Оренбургском крае.

«За время войны в нашу область эвакуировалось 53 детских дома с 5516 воспитанниками из временно оккупированных областей Советского Союза. Размещены эти детдома были преимущественно в глубинных пунктах в помещениях, не приспособленных для детдомов. В течение последнего времени проведена значительная работа по улучшению размещения детдомов: 10 детдомов переведены в другие населенные пункты, 7 детдомов в другие помещения с целью улучшения их размещения, 11 детдомов получили дополнительные помещения. Однако во многих детдомах продолжает оставаться скученность детей, дети спят по двое на одной кровати, отсутствуют изоляторы, рабочие комнаты, бани и прачечные. Особенно плохо размещены детские дома Сорочинского, Бузулукского, Матвеевского районов …».

В конце 1943 года область начала испытывать растущую потребность в педагогических кадрах, т.к. эвакуированные учителя возвращались домой. Учитывая это обстоятельство, областной отдел народного образования готовил им замену.24

Движение за сбор средств в фонд обороны Красной Армии.

Большой вклад внесли оренбуржцы в фонд обороны страны, через который помощь велась по трем направлениям: сбор денежных средств на строительство танков, самолетов, сбор теплых вещей для армии, сбор продуктов питания. В постановлении исполкома Чкаловского облсовета от 31 августа 1942 г. речь идет о сдаче овощей и картофеля из урожая 1942 г. для Красной Армии и войск НКВД. В плане поставки овощей на 1942 г. по области нужно было сдать картофеля – 22290 тонн, капусты – 5300 тонн, луку – 310 тонн, моркови – 515 тонн.25

О состоянии сельского хозяйства в годы Великой Отечественной войны (из доклада на Х1Х сессии облсовета 1 июля 1947 года)

За годы Сталинских пятилеток колхозы, совхозы и МТС Чкаловской области значительно окрепли, что дало возможность довести в 1940 г. посевные площади до 3550 тыс.га. Высокого уровня к этому времени достигло и животноводство.

Осуществление сталинских пятилеток дало возможность колхозам и совхозам области с честью выдержать тягчайшие испытания войны. Только за 4 года войны колхозы области сдали государству 102 миллиона пудов хлеба, свыше 5 миллионов пудов мяса, 1738 тысяч центнеров молока и много других сельскохозяйственных продуктов.

Однако война, навязанная нам немецкими захватчиками, временно задержала развитие нашего социалистического сельского хозяйства. В годы Отечественной войны для сельского хозяйства создались серьезные трудности. Посевная площадь в колхозах области в 1946 году составила лишь 64% посевных площадей 1940 года, а посев пшеницы сократился до 760 тыс. га в 1946 году против 1100 тыс.га в 1940 году. 26

Развертывание на территории области госпиталей

С первых месяцев войны в г.Чкалов шли эшелоны с ранеными. Для нуждающихся в длительном лечении было сформировано 16 эвакогоспиталей. Всего за годы войны на территории области было размещено 75 госпиталей. В одном г.Чкалове их было 25. Госпитали размещались в лучших зданиях – в помещениях школ, институтов, больниц. Об одном из таких госпиталей говорится в решении Новосергиевского райсовета от 18 декабря 1941 г. "Об открытии военного госпиталя в здании Новосергиевской средней школы". В постановляющей части документа записано: «Ввиду неимения запаса топлива в школе, просить облисполком об отпуске угля со станции Новосергиевской для отопления военного госпиталя в количестве 45 тонн, а также о выделении 200 коек и столько же нательного и постельного белья, одеял и обуви».27

По данным документа, датированного 1944 годом и содержащего статистические сведения о стационарной сети здравоохранения Чкаловской области за период 1941-1944 гг. следует, что за последний указанный год насчитывалось 36 общих больницы с количеством в них 3197 коек, 6 туберкулезных больниц, 8 роддомов, 4 детских больницы, 2 детских санатория, 76 больниц в сельской местности.28

Военная кампания 1945 г. на Дальнем Востоке

(9 августа – 2 сентября 1945 г.)

С окончанием войны в Европе 2-ая мировая война еще не была закончена. На Дальнем Востоке и на Тихом океане милитаристская Япония продолжала войну против государств антифашистской коалиции и Китая.

В Государственном архиве Оренбургской области сохранилась подшивка газеты «Чкаловская коммуна» за 1945 год, по которой мы сможем проследить ход событий того времени.

На первой полосе газеты «Чкаловская коммуна» от 9 августа 1945 года опубликовано заявление советского правительства правительству Японии, в котором записано: «После разгрома и капитуляции гитлеровской Германии, Япония оказалась единственной великой державой, которая все еще стоит за продолжение войны.

Учитывая отказ Японии капитулировать, союзники обратились к Советскому правительству с предложением включиться в войну против японской агрессии и тем сократить сроки окончания войны, сократить количество жертв и содействовать скорейшему восстановлению всеобщего мира. Поэтому Советское правительство заявляет, что с 9 августа 1945 года, Советский Союз будет считать себя в состоянии войны с Японией». 29

К 1 годовщине Победы советского народа в Великой Отечественной войне газета «Чкаловская коммуна» от 9 мая 1946 года публикует ряд воспоминаний о войне наших земляков - оренбуржцев.

Вот что пишет орчанка Елена Кривоконь, участница японской войны: «Окончив артиллерейскую школу и получив звание сержанта в 1942 году я была направлена под стены города нашей бессмертной славы – Сталинград. Там, на Мамаевом Кургане, я получила боевое крещение. Много военных дорог пришлось пройти. Я особенно горда тем, что, приняв участие в разгроме гитлеровской Германии, мне довелось участвовать и в разгроме Японии, ее Квантунской армии. Второй радостный день Победы я встретила в далеком Харбине».

За участие в Великой Отечественной войне правительство наградило Елену Кривоконь многими наградами, среди них и медаль «За победу над Японией». 30

В газете от 25 августа 1945 года в статье «Как началась капитуляция» рассказывается о встрече маршала Советского Союза Василевского с представителями командования Квантунской армии. Встреча состоялась 19 августа. Переговоры велись несколько часов. Японцы заявили о своем согласии на безоговорочную капитуляцию. Были уточнены места разоружения и сдачи в плен Советскому Командованию каждой дивизии и армии в отдельности, порядок передачи складов с вооружением и стратегическим сырьем.

В этот день на большей части фронта японцы прекратили вооруженное сопротивление. И уже в течение первого дня капитуляции войсками Первого Дальневосточного фронта было взято в плен 55 тысяч японских солдат и офицеров. 31

Вот и настал долгожданный день, когда был подписан акт о безоговорочной капитуляции японских вооруженных сил.

Об этом сообщает газета от 4 сентября 1945 года. В обращении И.В.Сталина к народу говорится: «Соотечественники и соотечественницы!

2-ого сентября 1945 года, государственные и военные представители Японии подписали акт о безоговорочной капитуляции. Разбитая наголову на морях и на суше и окруженная со всех сторон вооруженными силами объединенных наций, Япония признала себя побежденной и сложила оружие.

Два очага мирового фашизма и мировой агрессии образовались накануне нынешней мировой войны: Германия – на Западе и Япония – на Востоке. Это они развязали вторую мировую войну. Это они поставили человечество и его цивилизацию на край гибели. Очаг мировой агрессии на Западе был ликвидирован четыре месяца назад, в результате чего Германия оказалась вынужденной капитулировать.

Через четыре месяца после этого был ликвидирован очаг мировой агрессии на Востоке, в результате чего Япония, главная союзница Германии, также оказалась вынужденной подписать акт капитуляции. Это означает, что наступил конец второй мировой войны».

Далее в Указе Президиума Верховного Совета СССР сказано: «В ознаменование победы над Японией установить, что 3 сентября является днем всенародного торжества – Праздник Победы над Японией. 3 сентября считать нерабочим днем».

Сотни, тысячи колхозников и колхозниц, рабочих и служащих встали на стахановские вахты в честь Победы над Японским «империализмом». Небывалым производственным подъемом ответили трудящиеся области на обращение тов.Сталина к народу.

Колхоз «Красная Звезда» Соль-Илецкого района за 1 день сдали государству 500 центнеров зерна вместо 100 по плану, возчики хлеба работали всю ночь. Четыре дневных задания по сдаче хлеба государству выполнил колхоз им.Чапаева».32

Весь советский народ, в том числе и оренбуржцы, своей самоотверженной борьбой спасли цивилизацию Европы от немецких и японских погромщиков. В этом их великая заслуга перед историей человечества.

Материалы представлены отделом ИиПД Государственного архива Оренбургской области

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. ГАОО. Р-1455, оп.4, д.230, л.20

2. ГАОО. Р-1455, оп.4, д.8, л.339

3. ГАОО. Р-1455, оп.4, д.7, л.24

4. ГАОО. Р-1455, оп.4, д.6, л.178

5. ГАОО. Р-1455, оп.4, д.230, л.5

6. ГАОО. Р-1455, оп.1, д.8, л.2, 3

7. ГАОО. Р-1455, оп.2, д.4, л.6

8. ГАОО. Р-1455, оп.1, д.1, л.43

9. ГАОО. Р-2317, оп.1, д.109, л.15

10. ГАОО. Р-2317, оп.1, д.110а, л.1 – 2

11. ГАОО. Р-2317, оп.1, д.4, л.38

12. ГАОО. Р-2317, оп.1, д.110а, л.9

13. ГАОО. Р-2317, оп.1, д.1, л.123

14. ГАОО. Р-2317, оп.1, д.148, л.3

15. ГАОО. Р-2144, оп.1, д.28, л.34

16. ГАОО. Р-2144, оп.1, д.28, л.44 – 46

17. ГАОО. Р-2144, оп.1, д.28, л.35

18. ГАОО. Р-2144, оп.1, д.28, л. 36 – 37

19. ГАОО. Р-2144, оп.1, д.28, л.39 – 40

20. ГАОО. Р-2144, оп.1, д.28, л. 70 – 70 об.

21. ГАОО. Р-2144, оп.1, д.28, л.24

22. ГАОО. Р-1014, оп.1, д.7144, л.63 – 64

23. ГАОО. Р-1893, оп.3, д.16, л.29

24. ГАОО. Р-1893, оп.3, д.34, л.2 – 44

25. ГАОО. Р-1081, оп.1, д.50, л.67 – 71

26. ГАОО. Р-1014, оп.4, д.162, л.6

27. ГАОО. Р-1014, оп.2, д.620, л.141

28. ГАОО. Р-846, оп.2, д.196, л.27

29. Газета «Чкаловская коммуна» от 9 августа 1945 года

30. Газета «Чкаловская коммуна» от 9 мая 1946 года

31. Газета «Чкаловская коммуна» от 25 августа 1945 года

32. Газета «Чкаловская коммуна» от 4 сентября 1945 года

версия для печати